Традиционный театр vs. виртуальный. Нужно ли противопоставлять?

22.02.2022
Эксперты Открытого лектория «Культура 2.0» обсудили трансформацию театра и использование технологий в спектаклях и перформансах. Приводим главные цитаты режиссеров о виртуальном театре, методах воздействия на зрителей и новых форматах. Полную запись дискуссии «Традиционный театр vs. виртуальный» доступна по ссылке. Организатор дискуссий «Культуры 2.0» 11-13 ноября 2021 года — Российский фонд культуры.

 

О новом театре

«Мы превращаем всю карту города в интерактивную сцену, за счет цифрового инструмента так интегрируемся в город, что получается некая цифровая и художественная среда поверх городской», — Семен Александровский, режиссер и основатель Pop-up театра.

«Каждый элемент, который мы добавляем в наш перформанс, должен быть там по какой-то причине, он должен быть добавлен не ради красоты, не просто так, он – рассказывает историю», — Тупак Мартир, креативный директор и основатель Satore Studio.

«Меня всегда в театре привлекало использование мультимедиа как средства расширения среды, атмосферы, вплоть до создания новых персонажей. И свет, и музыка, и видео могут стать отдельным персонажем спектакля. Когда появилась виртуальная реальность, я понял, что это мое. … Виртуальный театр ни в коем случае нельзя сравнивать или говорить, что это замена «живому» театру. Это — другой, параллельный мир. Несколько лет назад мы открыли дверь в совершенно новое, уникальное пространство, в котором можно творить все», — Олег Николаенко, режиссер спектаклей в виртуальной реальности, основатель AXiiO VR Studio.

«Секретный театр, суть его заключается в том, что человек, который находится в наушниках или в очках виртуальной реальности не вызывает подозрений у окружающих. Такой театр можно поставить в торговом центре, библиотеке, даже зоомагазине — неважно. Для участника спектакля все окружающее вдруг оказывается в рамке произведения, если эту рамку поставил художник», — Семен Александровский.

 

Об уровне технологий в театральной среде

«Сейчас очень важно для истории и будущего виртуального мира снимать то, что есть. В каждом театре есть пара-тройка классных спектаклей, жизнь которых 2-3 года — снимайте эти спектакли, используйте доступные стереокамеры. Вы наденете очки и через 5-10 лет посмотрите живые спектакли — это будет на вес золота», — Олег Николаенко.

«До сих пор огромный спектр AR-технологий находятся в зачатке, они не позволяют нам быть в полной мере участниками — мы постоянно спотыкаемся о технические проблемы. Тем не менее, ограничения — это всегда творческий импульс», — Семен Александровский.

«К сожалению, работа с медиаконтентом и технологиями виртуальной реальности в театре доступна очень ограниченному числу людей — нужно быть привилегированным человеком, иметь большие ресурсы и одновременно быть очень уверенным в себе. Из-за пандемии инвестиции в театр в Великобритании перенаправляются в цифровую сферу, но это не те технологии, о которых мы говорим: это видео в фойе театра, но не само представление. С таким подходом технологии в театре не будут развиваться», — Джек Лоу, художественный руководителя Curious Directive (Великобритания)

«Самая частая ошибка, которую я вижу ­— люди пытаются традиционный спектакль поставить в VR — это относит нас на 50 лет назад. Мы должны создавать новое произведение под определенное медиа. Хореографы, режиссеры, сценаристы должны понимать возможности новых технологий — тогда они смогут создавать новые продукты, возможно, более рисковые типы контента», — Тупак Мартир.

 

О воздействии на зрителя

«Когда вы надеваете VR-очки, даже если вы относитесь к этому с предубеждением — ваш мозг все равно верит в эту картинку — это абсолютно фантастическая возможность персонального переживания. Вы остаетесь в кресле или стоите в каком-то помещении, но ваш мозг будет верить тому, что увидит в VR, дальше все зависит от произведения и вашей впечатлительности», — Олег Николаенко.

«Все, что мы делаем, апеллирует к мозгу смотрящего, и там зажигается искра: есть живая среда, а есть смыслы, которые возникли в этой живой среде поверх нее. Когда происходит совпадение цифрового и реального, мозг приходит в активное состояние и начинает эти сущности соединять, возникает какая-то игровая структура, которая провоцирует зрителя на исследование, погружение, изучение. Мне кажется, вот это — рабочий инструмент дополненной реальности», — Семен Александровский.